Доброе утро!
Сегодня

Архив ‘Остальные сказки’ Категория



Медведь-шутник Сказка в стихах

d0bcd0b5d0b4d0b2d0b5d0b4d18c-d188d183d182d0bdd0b8d0ba-d0bad0bed0bfd0b8d18fd0bcd0b0d0bbd18c

Как-то раз один мужик,

В лес подался, напрямик,

Дров решил он запасти,

От зимы себя спасти.

Одолел мужик вопрос,

Нарубил дровишек воз,

Можно было отдохнуть

И до дому ладить путь.

Мужичок сел на пенёк,

Вынул терпкий табачок,

Самокрутку он скрутил,

Дым колечками пустил.

Той минуты не прошло,

Гостя ветром поднесло.

Мужичок глаза поднял,

Чуть с пенька он не упал,

Перед ним медведь стоит,

Тем презрением кипит.

Вдруг в атаку зверь попёр,

Огласил он, словом бор:

- Хватит уж тебе сидеть,

 

Приключения Ручки и Кисточки

ПРИКЛЮЧЕНИЯ РУЧКИ И КИСТОЧКИ
Глава первая. Как подружились Ручка и Кисточка

Ручка и Кисточка жили на одном письменном столе у самого окна, но в разных коробочках. У них был общий дом, один на двоих хозяин. Но каждая из них жила своей жизнью. Девочки даже не общались, не интересовались, что творится на сердце у соседки. И так они жили, каждая сама по себе, уже несколько лет. Почему они не смогли подружиться за долгое время? Как вы думаете? Вот и я не знаю. Может быть, они ждали особого случая? И этот случай, как вы уже догадываетесь, больше не мог ждать. «Что же именно случилось?» - спросите вы. Скоро узнаем. А пока давайте познакомимся с Ручкой и Кисточкой поближе.

 

Лев, лиса и волк Сказка в стихах

d0bbd0b5d0bbd0b8d0b21d181d180

Сказка скажется сейчас,

Пусть для каждого из нас.

Повернём же время вспять,

Так веков на двадцать пять.

Кто такой он, человек,

И не ведал древний век,

Только разный дикий зверь,

Населял земную твердь.

Правил ими властный лев,

Лил на них безмерный гнев,

Ну, а коль он был царём,

Сам и суд вершил во всём.

Плаха сделана для всех -

Царской власти тяжкий грех.

Вдруг случись беда на сон,

Заболел внезапно он!

Вмиг лиса взялась за ум,

Ей не нужно тяжких дум:

 

Как рак с лисой соревновались Сказка в стихах

d0bad180d181d0bbd181d181d1801

Ранним солнечным деньком,

Шла лиса густым леском,

Шубкой огненной искрит,

По траве хвостом шуршит,

Песней тешит всех зверей,

Тут и речка перед ней.

Прилегла лиса на бок,

Льёт она слова в песок:

- Чем бы мне себя занять,

Эту скуку разогнать?!

Вдруг лиса пустилась в крик,

Для лисы приятный миг,

На песке пред нею рак,

Он плетётся кое-как!

Глазки лисоньки зажглись,

У неё одна уж мысль:

«Можно весело пожить,

Не придётся мне грустить!

Этот миленький рачок,

Сразу видно, дурачок!

 

Ганс и скупой герцог

Когда-то, давным-давно, жил на свете герцог. У него было много земельных угодий и большой замок с острыми шпилями и зубчатыми башнями. Герцог был очень богат, но так же он был очень скуп и жаден. Чем больше денег он складывал в свою казну, тем скупей становился. Целыми днями он только и думал, как бы ему положить в свои сундуки побольше золотых монет. В народе его так и прозвали – скупой герцог. У подножья горы, на которой стоял замок герцога, ютились ветхие хижины бедняков, которые усердно трудились от зари до зари, чтобы заплатить герцогу подати и прокормить своих детей. В одной из таких хижин жила бедная вдова со своим маленьким сыном. Спали они на соломе, которую стелили прямо на пол, а питались овощами, выращенными на крохотном огородике. Женщина знала секреты врачевания, а мальчик помогал ей собирать лечебные травы и коренья, которыми она лечила людей.
- Каждое растение – это живое существо. – Говорила знахарка сыну. – У него есть глаза, уши и даже голос, что бы разговаривать с теми, кто его слышит. Посмотри на полынь, которая растет вдоль дороги. Это мать всех трав. На вид она невзрачная, но в ней кроется огромная сила. Если пояс, сплетенный из ее корней, бросить в огонь, то пламя уничтожит все болезни человека, который его носил. А если повесить ее над дверью, она будет отгонять от дома злые силы.
Когда мальчик подрос, он научился находить самые редкие растения и стал ходить в лес один. Некоторые травы нужно было собирать еще до рассвета, а другие после того, как их коснулся первый солнечный луч, поэтому ему нередко приходилось ночевать в лесу прямо под открытым небом. Это был хрупкий юноша, красивый и нежный, как цветок ландыша. На губах у него все время блуждала улыбка, и никто не слышал от него грубого слова или брани. Однажды он как обычно бродил по лесу в поисках трав, за которыми послала его матушка, и сам не заметил, как забрел в рощу, заросшую старыми дубами. Деревья были такие высокие, такие крепкие, что солнечные лучи с трудом пробивались сквозь их могучие кроны. Издавна про это место ходили дурные слухи, поэтому жители обходили его стороной. Говорили, что эта роща заколдована и всякий, кто отважится туда зайти, исчезнет на веки вечные. Ганс, а именно так звали сына знахарки, очень испугался, когда понял что это за место. Он кинулся бежать, но споткнувшись об корень огромного дерева, упал и больно зашиб колено. Вдруг его слух уловил едва слышную мелодию, похожую на журчание ручья. Ганс прислушался. Это точно была музыка и такая чудесная, что забыв про опасность и не замечая боли в ноге, он словно завороженный пошел на ее звуки. Музыка становилась все слышнее и слышнее и вскоре привела его к поляне, покрытой мягкой шелковистой травой. На ней, как легкие мотыльки, порхающие над цветами, кружились в танце лесные феи. Юноша притаился за деревом, боясь пошевелиться, чтобы не выдать себя. Эльфы играли на флейтах и лютнях, и казалось, что каждый листочек на деревьях, и каждый лепесток на цветах тоже танцует под их музыку. Одна мелодия сменяла другую, а феи все кружились и кружились без устали. Вдруг фея лесного ручья заметила Ганса и, подбежав к нему, спросила, кто он и почему прячется за деревьями. От растерянности юноша и рта не смог открыть, чтобы вымолвить хоть словечко. Наконец он очнулся и пробормотал: Я собирал травы и услышал вашу прекрасную музыку. Простите меня, госпожа фея, если я помешал вашему веселью.
Увидев его замешательство, фея засмеялась, и на солнце заискрились крошечные капельки, брызнувшие из ее платья, сотканного из тоненьких серебристых струек. Ей понравился красивый и вежливый юноша. Она взяла его за руку и повлекла за собой в круг танцующих подруг. Эльфы заиграли веселую мелодию, и феи закружились в быстром хороводе. И вот Ганс, который никогда раньше не танцевал, теперь отплясывал так, как будто всю жизнь только этим и занимался. Чтобы выкидывать разные коленца, ему даже пришлось снять свои деревянные башмаки и куртку из грубой шерсти. Весь день Ганс веселился вместе с феями на поляне и не заметил, как наступил вечер.
- Что я наделал! – Вдруг воскликнул он. - Ведь матушка послала меня за травами. Солнце уже садиться, а я не собрал и половины.
– Ах, Ганс! – Сказала ему фея лесных цветов. – Стоит ли расстраиваться из-за такого пустяка. За то, что мы так славно повеселились, я готова подарить тебе все травы, какие только есть в нашем лесу.
Она хлопнула в ладоши, и на поляну со всех сторон стали сбегаться лесные зверушки. Каждый нес по веточке багульника, горицвета или медуницы, и очень скоро мешок Ганса оказался наполнен до самого верха.
- Теперь тебе не о чем беспокоиться, Ганс – Сказала фея. - В мешке есть все, что тебе нужно и твоя матушка останется довольна.
На прощание феи подарили ему золотую монетку и взяли с него обещание, что он вскоре снова придет к ним на поляну. Теперь Ганс часто уходил утром в лес и возвращался только под вечер с полным мешком душистых трав и золотой монеткой в кармане. Феи так полюбили этого прекрасного юношу, что с нетерпением ждали его прихода. Он не знал устали в танцах и к тому же мог развеселить и рассмешить их, как никто другой. С этого времени Ганс с матушкой позабыли, что на свете есть бедность и нужда. Спали они уже не на соломе, а на мягких постелях, и на столе у них теперь был и румяный хлеб, и свежее масло, и даже кровяная колбаса. К тому же они не забывали делать добро и никогда не отказывали в помощи другим беднякам. Весть о знахарке и ее сыне облетела все окрестности и дошла до самого герцога. Один из его слуг рассказывал, будто своими глазами видел, как Ганс расплатился с портным золотой монетой.
– Видно мальчишка нашел в моем лесу клад и решил его присвоить! – Закричал герцог.
Он пришел в ярость и потребовал, чтобы сына знахарки немедленно доставили в замок.
– Верно ли то, что ты собираешь в лесу травы, а твоя мать занимается врачеванием? – Спросил герцог, когда стражники привели к нему испуганного юношу.
- Да, Ваша Светлость, - ответил Ганс. – Моя матушка готовит снадобья из лечебных трав, которые я приношу из леса. Еще она умеет пускать кровь и лечить сломанные кости.
- А много ли денег она берет за свои услуги?
- Что вы, господин герцог! – удивился Ганс. – Ведь она лечит бедняков, а они не из тех, у кого водятся деньги.
– Тогда, юноша, расскажи мне, как вам удалось выбраться из нужды. – Злобно сказал герцог. - Может быть, ты нашел клад, или украл у какого-нибудь несчастного кошелек с золотыми монетами? А может, вы занимаетесь колдовством и водитесь с нечистой силой? Говори, иначе я прикажу бросить тебя в темницу.
Так как Ганс совсем не умел врать и всегда говорил только правду, он рассказал герцогу о лесных феях.
– Что ты несешь! – Заревел герцог. - Думаешь, я поверю, что феи дали тебе золотой только за то, что ты прыгал с ними на поляне?
- Да, Ваша Светлость! - Ответил Ганс. – Могу поклясться своей головой, что все так и было. Глаза герцога загорелись жадностью.
– Тогда завтра же отправляйся к своим феям и скажи им, что каждое дерево в этом лесу принадлежит мне. – Сказал он. – Пусть заплатят сто золотых монет и танцуют, сколько душе угодно, иначе я прикажу вырубить все деревья в этом лесу. Если принесешь мне деньги, я поверю, что ты говоришь правду.
Ганс был очень расстроен словами герцога. Всю ночь он не сомкнул глаз, а утром отправился на волшебную поляну с тяжелым сердцем. Он не знал, как рассказать феям о том, что случилось. От волнения ноги плохо слушались его, и во время танца он споткнулся два раза подряд.
– Да что с тобой такое, Ганс? – Воскликнула фея бабочек. – Того и гляди наступишь мне на ногу. Признайся, что ты чем-то огорчен.
Бабочки, которые порхали вокруг феи, сели на ее платье из лепестков дикого шиповника и расправили свои разноцветные крылышки.
– Как мы сможем веселиться дальше, если твои мысли летают где-то далеко отсюда? - Продолжала она. – Ты должен рассказать нам, что тебя тревожит.
Феи окружили Ганса и наперебой стали расспрашивать его, чем вызвана его печаль. Теперь ему ничего не оставалось, как во всем признаться.
– Не тревожься Ганс, - сказала ему фея дубовой рощи, - ступай к герцогу и отдай ему то, что он просил.
Она протянула юноше увесистый кошель с золотыми монетами.
- И скажи его светлости, что жадность никого не доводит до добра, а деньги не приносят счастья.
Ганс все так и исполнил. Он слово в слово повторил то, что сказала фея. Но когда герцог взял кошелек в руки, жадность овладела им еще больше.
- Нужно было просить не сто, а тысячу монет. – Подумал он. - Что они понимают в счастье, глупые гусыни! Я мог бы стать богаче самого короля.
С каждым днем жадность терзала его все сильнее и сильнее. Наконец герцог не выдержал и задумал сам отправиться к феям, чтобы получить от них еще золота. Он решил проследить за сыном знахарки, когда тот пойдет в лес собирать травы. Герцог нашел укромное место недалеко от их домика и стал ждать. Но у Ганса захворала матушка, и некоторое время он никуда не ходил, так как был заботливым сыном и не мог оставить ее одну. Герцог уже начал терять терпение, ведь ему приходилось вставать ни свет, ни заря и прятаться в кустах до полудня. Наконец наступило утро, когда Ганс отправился в лес. Герцог крался за ним по пятам, пока не увидел лесных дев, прекрасных, как розы в утренней росе. Заметив юношу, феи с веселым смехом побежали ему навстречу.
– Где ты так долго пропадал, Ганс? – наперебой щебетали они. – Мы уже начали беспокоиться, не забыл ли ты про нас. Скорее вставай в круг!
Эльфы тронули струны своих лютней, и полилась волшебная музыка. Такой дивной мелодии герцог не слышал даже на балу у короля, хотя во дворце были собраны лучшие музыканты со всего королевства. Он решил спрятаться в густой листве дерева и посмотреть, что будет дальше. Это было великолепное зрелище, от которого герцог глаз не мог отвести. Никто кроме фей не мог так чудесно танцевать. Они словно парили в воздухе, едва касаясь земли своими маленькими ножками. Их движения были легки и изящны, а сами они светились удивительной красотой. Ганс тоже изрядно преуспел в танцах, ведь сами феи учили его этому искусству.
- Лихо это у этого негодяя получается дрыгать ногами, - подумал герцог, – хоть сейчас на королевский бал.
И в тот же миг его охватила злоба.
- Это неслыханно! Вместо того, чтобы трудиться не покладая рук, он отплясывает с утра до вечера, да еще получает за это золотой. Ну, погоди у меня, бездельник! Я заставлю тебя работать так, что у тебя не будет времени на всякие глупости.
Когда же заиграла веселая мелодия, герцогу волей – неволей самому захотелось пуститься в пляс. Он сам не заметил, как стал размахивать руками и ногами в такт музыке и раскачивать ветку, на которой сидел. На его беду ветка оказалась недостаточно крепкой, и герцог со страшным треском свалился с дерева на землю. Музыка смолкла. Феи с удивлением смотрели на непрошеного гостя, который ничком лежал на траве. Затем одна из них подошла поближе, и герцог почувствовал легкий холодок. Это была фея лесного ветерка, который приносил прохладу в жаркий полдень.
– Зачем ты пришел?- Сердито спросила она. – Разве мы не заплатили тебе сто золотых монет, чтобы ты оставил нас в покое?
Герцог с трудом поднялся на ноги. Его костюм был порван в нескольких местах, волосы всклочены, а на лице наливался огромный синяк.
- Я волен ходить, где мне вздумается, – Ответил он. – Этот лес принадлежит мне, и я могу получить гораздо больше, чем сто монет, если надумаю вырубить его. Древесина нынче в цене.
- Не все можно измерить деньгами, – Сказала фея. - Если бы ты мог купить себе хоть чуточку благородства, ты бы знал, что нет порока более отвратительного, чем жадность.
- Чепуха! – ответил герцог. – Глупость и расточительство куда хуже жадности. Только глупцы не извлекают выгоды из того, что имеют. Так что давайте тысячу золотых, или я завтра же пришлю сюда лесорубов.
- Видно у твоей жадности нет дна. - Вздохнула фея. – Ну что ж, будь по-твоему. Ты получишь тысячу монет, но с условием, что останешься здесь и будешь вместо Ганса танцевать с нами до захода солнца.
Герцог не любил танцы, но ради золота был готов на все.
- Так и быть, - Сказал он. – И хотя титулованным особам не подобает танцевать в лесу, как простолюдинам, я сделаю вам такое одолжение.
Ганс ушел. Снова заиграла музыка и феи, взявшись за руки, стали кружиться вокруг герцога, который, вопреки своей воли, начал подпрыгивать, делать реверансы и наклонятся то в одну, то в другую сторону. Чем веселее становилась музыка, тем быстрее кружились феи. Герцог хотел остановиться, но ноги не слушались его. Он все прыгал и прыгал, пока не выбился из сил и не повалился на траву. А феи будто вовсе не знали усталости.
– Что же Вы, ваша светлость? – насмехались они. – Вставайте скорее. Разве может такая титулованная особа лежать на земле перед дамами?
Не помня себя от усталости, герцог еле поднялся на ноги и попытался уйти с поляны подальше от фей, но не тут-то было! В какую бы сторону он ни ступал, феи мчались за ним и не выпускали его из своего круга. Когда же, наконец, музыка смолкла, он уже едва мог дышать.
- Вот твои деньги! – сказала фея дубовой рощи и протянула ему кожаный мешок, набитый блестящими золотыми монетами. – И запомни, жадность может погубить кого угодно, если не знать меры.
Герцог хотел что-то ответить, но у него не было сил даже открыть рот. Спотыкаясь на каждом шагу, он побрел прочь, еле удерживая мешок в руках. Стражники едва узнали своего господина в грязном оборванце, который постучался в ворота замка. Не сказав ни слова и еле переставляя ноги, герцог проследовал в свои покои. Ему не терпелось поскорее пересчитать золотые монеты. Он развязал мешок, но вместо золота увидел черные камни вперемешку с сухими березовыми листьями. Когда герцог понял, что феи посмеялись над ним, он издал звериный рык и упал без чувств. С тех пор его больше никто не видел. Поговаривали, что он лишился рассудка и больше не выходит из своего замка. Когда Ганс снова пришел на волшебную поляну, то не нашел там ни фей, ни эльфов. Напрасно юноша прождал их до самого вечера, они так и не появились. Он уже собирался идти домой, но вдруг заметил, что в траве что-то блеснуло. Это была музыкальная шкатулка. Стоило лишь поднять крышку и несколько раз повернуть ручку шкатулки, как раздавалась знакомая музыка, и хрупкие нимфы в воздушных платьях начинали плавно кружиться в танце. Из глаз Ганса брызнули слезы. Он понял, что феи оставили эту шкатулку на память о себе. Юноша медленно побрел домой, прижимая к груди драгоценный подарок. Больше они никогда не встречались, но иногда ему казалось, что в шелесте листьев или в журчании ручья он слышал их голоса:
- Здравствуй, Ганс! – или - Как поживаешь, Ганс? Мы так чудесно проводили время вместе!
И хотя он никого не видел, всегда отвечал: Добрый день, милые феи! Да, отличное было времечко.
Вскоре среди людей разошелся слух, будто в лесу порой слышится дивная мелодия.
Ее слышали то на склоне холма, покрытого вереском, то на лесной опушке, заросшей душистым донником. Никто не знал, откуда она доносится, и что за музыканты так искусно играют на лютнях. А Ганс, когда настало время, выбрал себе в невесты веселую и бойкую дочку пекаря. Девушка была очень хороша собой, а главное любила танцевать больше всего на свете. Они сыграли свадьбу и жили долго и счастливо.
Конец